сериал Моя родина - это ты турция

Анализ структуры активных избирателей
Удомельского района.

Алексей Крючков, секретарь Общественной организации "Удомельский демократический клуб".
Написано в сентябре 1999г. Не публиковалось в прессе.

1) 1991г. – Поляризация мнений.
2) Референдум апреля 1993 г (“Да, Да, Нет, Да”).
3) Декабрь 93г – первые выборы в Думу.
4) Декабрь 95г – выборы Губернатора и в Гос. Думу.
5) 96-й год: выборы Президента.
8) Послесловие для Интернет - версии


Вступление.

Каждое голосование – это своего рода социологический опрос населения. Если одномоментно, или в близкий промежуток времени проводятся голосования по нескольким вопросам, то это значительно повышает возможности и информационную ценность итогов голосований для анализа общественного мнения территории. Важно только уметь проанализировать итоги выборов, чтобы из официальных результатов, известных всем, извлечь новые достоверные выводы, не заметные большинству людей…

Попробуем проанализировать состав электората Удомельского района на примере итогов голосований с 1991-го года. При этом будем исходить лишь из официальных итогов голосований, не учитывая фактора разного рода искусственных влияний на итоги выборов (это отдельная большая тема, скажу лишь, что по моим оценкам, выведенным из результатов статистического анализа, в среднем искусственное влияние на итоги голосований (“подконтрольное голосование”) составляет в нашем районе до 10% от числа действительных голосов).


1) 1991г. – Поляризация мнений.

Как известно, в марте 1991 г прошли одновременно два референдума: по “социалистическому Союзу” (в хитрой и туманной формулировке Горбачева) и за введение поста Президента России. Состав голосующих в районе был практически одинаков (на 99,9%). При этом “за союз” проголосовало 171 сотня избирателей (учет в сотнях ведется для удобства и исходя их численности избирателей района), против – 50 сотен. В то же время за введение поста Президента России – 150 сотен, а против – 72 сотни.

Простой расчет показывает, что “колеблющихся” (т.е. проголосовавших “за союз” и “за Президентство”) было примерно 100 сотен. Таким образом, мы получаем первый “политический спектр” Удомельского района: “сторонников реформ” - 50 сотен, “консерваторов” – 72 сотни, колеблющихся – 100 сотен, не голосующих – 78 сотен, не умеющих заполнить бюллетени и унесших их – 5 сотен.

В июне же того года прошли и выборы Президента России. Численность списочного состава избирателей в районе возросла на 8 сотен (вероятно, за счет дачников), а число действительных бюллетеней возросло на 3 сотни (недействительных – на 2 сотни).

Поскольку вариантов выбора у избирателей оказалось больше, чем в прошлых референдумах, то это позволило проанализировать как спектр “колеблющихся”, так и спектр “левого электората”.

Левый электорат. Я оценил сторонников Макашова (9 сотен) – как “ультралевых”, а Рыжкова (66 сотен) – как просто “левых”. Сумма их голосов (75 сотен) почти равна числу голосов, поданному в марте против Президентства (72 сотни).

“Центр”. Из числа голосов, поданных за Ельцина (114 сотен) я вычел число голосов "реформаторов", поданных в марте “против союза” (50 сотен), получившуюся разницу (64 сотни) я отнес к “правому центру”. Сторонников Тулеева (12 сотен) и Бакатина (7 сотен) я отнес к “левому центру” (19 сотен), а сторонников Жириновского (16 сотен) – к слою “темного протеста”. Итого 64 + 19 + 16 ~ 100, то есть, столько, сколько и было “колеблющихся” на двух мартовских референдумах! Весь этот “переток голосов” становится довольно нагляден, если итоги голосований изобразить в абсолютных, а не относительных показателях в виде диаграммы “политического спектра” Удомельского района в 1991 году (см. диаграмму 1, столбцы 3 и 4).


2) Референдум апреля 1993 г (“Да, Да, Нет, Да”).

Фото апреля 93г - перед референдумом члены Удомельского демократического клуба проводят агитационный пикет возле торгового центра "Русь". 

Легкая разборная конструкция из двух матерчатых стендов (на которых булавками крепились агитационные материалы), была весьма устойчива, поскольку стенды ставились "шалашом" и скреплялись вверху (петлями и скрепками) и в середине (длинным крючком). Эта немаленькая конструкция особенно эффектно дополнялась 2,5 метровым флагом (сшитым в 91г из флага УССР), прорезью древка крепившемся на соединительном крючке внизу и проволокой - вверху. К этому добавлялся стоящий внизу магнитофон с записями песен (в данном случае Игоря Талькова - "Господин Президент", "КП SS" и т.п.) и 3-литровая банка для сбора пожертвований на агитацию (и, между прочим, жертвовали!).

Стенд был изготовлен в 91 году перед первыми выборами президента России сочувствующими нам предпринимателями из кооператива "Дизайн - сервис" (бесплатно) и использовался, кажется, только перед двумя голосованиями (91 и 93г). Разумеется, тогда все делалось на волне энтузиазма, в том числе и наше участие в пикетах. Жаль, что вся эта вера в перемены оказалась обманутой карьеристами, прикрывавшимися демократическими лозунгами для банального прихода к власти и последующего воровства...

Активность избирателей снизилась с 74 до 65%, что можно оценить как проявление разочарования части избирателей в своих ожиданиях от итогов прошлых голосований (ибо не участвуют обычно в том, в пользу от чего для себя не верят).

Лукавство думских политиков, спросивших об одном и том же трижды, в разных формулировках, позволила и тут проанализировать электорат. Итоги голосования можно вполне логично и наглядно выстроить по возрастающей, если поставить четвертый вопрос - первым (см. диаграмму 2, в которой для большей наглядности не показан слой не голосовавших):

Теоретически при 4-х вопросах могло быть 16 вариантов сочетаний ответов. Но, учитывая определенную логическую взаимосвязь между всеми теми четырьмя вопросами, я применил следующую логику анализа (допуская, что исключения из нее были немногочисленными). Я посчитал, что:

  1. Левый и ультралевый электорат голосовал против перевыборов Госдумы (Нет, Нет, Да, Нет) - 60 сотен.
  2. “Левый центр” – против Ельцина, но за перевыборы Госдумы (Нет, Нет, Да, Да) - 16 сотен.
  3. “Темный протест” – те, кто проголосовал за Ельцина, но против его политики (Да, Нет, Нет, Да) - 7 сотен.
  4. Наконец, был еще слой, проголосовавший за Ельцина, но в то же время за его досрочные перевыборы (Да, Да, Да, Да) -11 сотен, их я назвал демократами (я называю демократами тех, кто против олигархии в любом ее виде и против манипулирования общественным сознанием).

Число проголосовавших против перевыборов Ельцина (104 сотни), как показывает анализ итогов голосований 91-го года (а взгляды людей – достаточно инерционны) объединяет две основные группы людей: “правый центр” (который в 1991г составлял 65 сотен, а в апреле 93 при пересчете, пропорциональном изменению общей активности избирателей, предположительно равен 57 сотням) и “реформаторов -либералов” (которых в 91г было около 50 сотен, но из числа которых, по логике вещей и выделились демократы). Число либералов в апреле 93г вычисляем, вычитая из 104 сотен, проголосовавших против перевыборов Ельцина, числа слоя “правого центра”, пересчитанного из итогов 91г пропорционально изменению активности избирателей: 104-65/74%*58%=104-57=47 сотен чел.

Правильность этого моего логического предположения косвенно подтверждается сопоставимостью итогов “политического спектра” с результатами 91-го года:

  Левые Левый центр Темный протест Правый центр Либералы демократы
91 75 19 16 65 50
Апр. 93 60 16 7 57 47 11
разница -15 -3 -9 -8    
Укрупненно -18   0

Может возникнуть предположение ошибки, что, дескать, не число “левых” снизилось к апрелю 93, а просто часть “левых” перешла в “демократы”? Но можно ли считать левыми тех, кто голосовал за доверие Ельцину в апреле 93г? Поэтому получаем такие выводы о политической динамике к апрелю 93г:

  1. Спад активности избирателей в апреле 93г в Удомельском районе целиком был связан с уменьшением активного левого электората, при сохранении численности активного правого электората (настолько большим, что даже фальсификации в условиях нашего района не могли бы объяснить такой результат. По моему мнению, это скорее связано с изменением направления правительственной пропаганды через СМИ по сравнению с 91-м годом).
  2. В “правом” электорате впервые проявился как самостоятельный слой демократов, которые за реформы, но не связывают их исключительно с фигурой Ельцина.

3) Декабрь 93г – первые выборы в Думу.

Общая активность избирателей снизилась по сравнению с апрелем еще более – до рекордно низкого для федеральных выборов уровня в 56%, что свидетельствует, по моему мнению, о нарастании разочарования и неверия никому среди все большего числа избирателей.

3.1) Партсписки. Это же подтвердили и первые партийные выборы с феноменальным успехом талантливого демагога Жириновского (37 сотен голосов), сравнявшегося в своем результате с КПРФ и Аграрной партией, вместе взятыми… Это и свидетельство неправильности нашей избирательной системы, когда партийную квоту мест в Госдуме делят не подлинные партии, строящиеся “снизу”, с ячеек организованного общества, а фиктивные псевдопартии, “потемкинские деревни”, возводимые “сверху”, малочисленными финансово-политическими группками, исключительно для получения партийной квоты мест в Думе…

Кстати, низкий результат КПРФ связан, видимо, еще и с их дезорганизацией после событий “горячей осени” 93г и с бойкотом голосования среди части левого электората.

“Правый” электорат по итогам партийных выборов я разбил на выявленные ранее 3 группы:

  1. Демократы = Яблоко 10 + РДДР 8, итого 18 сотен,
  2. Либералы = Выбор России 28 + ДПР 9, итого 37 сотен,
  3. Правый центр = Женщины России + ПРЕС + еще 4 мелких, всего – 32 сотни.

(Примечание. Здесь и далее группировку избирательных объединений и кандидатов по группам я произвожу из своих собственных оценок их расположения на шкале “(тирания+охлократия) – олигархия – демократия”.)

3.2) Эта разбивка по группам хорошо соотносится с итогами голосования по Проекту Конституции: “за” (100) проголосовали все 3 правые группы (в сумме – 87 сотен, + 13 сотен добавилось), против (73 сотни) – левые 37 и “темный протест” 37 – 1 сотня отнялась. Число голосов при голосовании по Конституции больше, чем при голосовании по партспискам, во-первых, за счет 6 сотен голосов, поданных на партголосовании “против всех”, во вторых, за счет 6 сотен бюллетеней, испорченных при голосовании по партспискам. В любом случае получается, что часть сторонников Жириновского проголосовала за проект Конституции.

3.3) В голосовании по одномандатному округу в Думу впервые кроме идеологических пристрастий проявились и местные личностные влияния. Так, среди левого электората АПР получила 19 сотен голосов, а КПРФ – 17 сотен, и в то же время коммунист Баюнов получил 23 сотни голосов, в то время как “чистый” аграрий Мокеев – лишь 14 сотен. Выдвиженка ПРЕС Железнова собрала 37 сотен голосов, в том числе предположительно – голоса всего правого центра (32 сотни), в то время как ее партия собрала лишь 11 сотен голосов. Платов (41 сотня) вероятнее всего собрал голоса либералов (37 сотен). В то же время число голосов против всех кандидатов (35 сотен) значительно превосходит число голосов против всех партий (6 сотен), зато примерно соответствует числу голосов за ЛДПР, что, по-моему, также подтверждает вывод о том, что за “партию Жириновского” большинство голосовало из “слепого протеста”.

3.4) Анализ же итогов выборов в Совет Федерации графически несопоставим с предыдущими голосованиями, поскольку применялась двухмандатная схема голосования. Обоих победивших кандидатов можно отнести к центру или левому центру, при том, что чисто правых кандидатов – не было. Может, поэтому, большое число избирателей (33 сотни) так же проголосовали против всех, как и на выборах в Думу по одномандатному округу.

В целом, по сравнению с апрелем того же года, левый электорат потерял больше, чем правый (36 и 24% соответственно), поэтому можно говорить, что Жириновский отобрал голоса в основном у левых.


4) Декабрь 95г – выборы Губернатора и в Гос. Думу.

4.1) Анализ итогов выборов по партспискам.

4.1.1) Левый электорат: а) Ультралевая часть спектра (“Трудовая Россия, Руцкой, “За Родину”) – в сумме 14 сотен голосов; б) “Левые” (КПРФ и АПР) – 59 сотен; в) “левый центр” (КРО) – 9 сотен. Суммарно – 83 сотни, что по сравнению с декабрем 93г составляет + 34 сотни (рост на 69%!).

4.1.2) Правый электорат: а) “Либералы” (ВР, НДР и Вперед Россия) – 36 сотен, б) демократы (Яблоко и ПСТ) – 30 сотен, в) центр (ЖР и 6 др. объединений) – 36 сотен. Суммарно – 102 сотни, или рост на 15 сотен (17%).

4.1.3) “Темный протест” (ЛДПР + Лысенко) – 20 сотен или спад почти вдвое…

Таким образом, особенностью этих выборов стал возврат как активности левого электората, так и отход части их прежних “неустойчивых” сторонников от демагогии Жириновского. В правом же электорате происходило “брожение” в виде отхода части электората от правящей либеральной линии к демократической оппозиции.

4.2) На выборах же губернатора двумя основными соперниками стали прежний губернатор Суслов (которого поддержала КПРФ и местная Администрация) и Платов, выступавший под лозунгами демократии и антиноменклатурности. Из сопоставления результатов голосований видно, что Платову удалось “завоевать” не только весь спектр правого электората и центра, но и даже заполучить часть сторонников КПРФ…


5) 96-й год: выборы Президента.

На диаграмме, сопоставляющей итоги выборов Президента в двух турах 96-го года с итогами выборов в Госдуму по партийным спискам в декабре 95г (при примерно равной активности избирателей района) наглядно видно, что в первом туре кандидат от КПРФ получи практически только голоса сторонников своей партии; Явлинский собрал лишь чуть больше голосов, чем голосовало за Яблоко, Ельцин собрал голоса либералов и правого центра, отхватив и часть голосов демократов. А “темный протест” (Лебедь и Жириновский) собрали голоса и части левого электората. Зато во втором туре все вновь стало на свои места: Зюганов получил все голоса левого спектра (14 + 59 + 9), а Ельцин (с Лебедем) – все остальное…


6) Анализ итогов местных выборов в районе (не публикуется).

7) Выводы для районного уровня (не публикуются).

8) Послесловие для Интернет - версии.

Я решил опубликовать в Интернете часть своего анализа динамики политических предпочтений активных избирателей района (используя данные, собранные с 91г группой активистов Удомельского демократического клуба), потому что:

1) мне, как любому исследователю, просто хочется поделится с кем-то, работающим над подобной же тематикой, своими открытиями, и в то же время, эти результаты вряд ли интересны (в силу своего объема) для массовой прессы;

2) я не встречал публикаций с анализом структуры избирателей по итогам не одних голосований, а в сопоставлении нескольких голосований между собой;

3) сейчас развелось слишком много всяких "имиджмейкеров" и самозваных "политконсультантов" по "навешиванию лапши на уши", "впариванию" залежалого "товара" и "промывке мозгов". Люди делают на этом деньги... И фактически помогают развитию олигархии, манипулирующей охлократией... Грустно, господа! И никто не хочет изучать настроения населения и их причины, считаться с ними, даже если они тебе не нравятся! Но статистика показывает, что есть часть наших сограждан (хоть и немногочисленная), на которую никакое "промывание мозгов" не действует, сколько бы ни тратили желающие на это деньги! Публикуя свой анализ, я хотел бы это показать, а также и то, что возможен и иной подход к "политическим технологиям": не использующий слабости "темной" части избирателей для их же обмана (и выборов без выбора), а для анализа настроений населения с целью коррекции собственной политики и тактики.

Вернуться на карту сайта

посетителей с 19.10.99 Copyright (C) 1999 Алексей Крючков.